Интервью с пациентом: я победила анорексию

я победила анорексию Журнал психолога

Анорексия – старая проблема, которая в последнее время приобрела новую популярность. Расстройства пищевого поведения представляют большую опасность, так как влекут за собой комплексное нарушение работы организма во многих жизненно важных системах – гормональная регуляция, обмен веществ, психологическое и психическое состояние.

Если мы говорим о лишнем весе, то работа с подобными пациентами достаточно хорошо организована, существуют результативные диеты, методики восстановления работы организма, но с анорексией всё значительно сложнее, и часто имеет негативный прогноз на излечение. Такие пациенты как правило не хотят вспоминать свою жизнь во время болезни, но некоторые готовы поделиться уникальным опытом, чтобы помочь другим. Одним из таких людей является Арина Баринова, которая рассказала печальную историю об анорексии, саморазрушительном поведении и днях, проведенных в психиатрической клинике.

Анорексия очень опасна, и недооценивать ее нельзя. Поскольку не всегда для разрешения трудностей достаточно обратиться за помощью к семье или специалисту. Необходимо пообщаться с людьми, которые прошли через те же страдания. Арина – та, кто не имеет дипломов и сертификатов по психологии, но имеет уникальный опыт, здравый смысл и умеет проявить сочувствие человеку со схожими проблемами, а также поддержать советом. Даже простое прочтение ее истории может помочь, поэтому коллеги решились на это интервью, а я хочу им поделиться с вами.

Как началась анорексия?

Все началось с того, что я занималась балетом. И в один момент моя преподавательница по танцам вызвала мою маму, и я слышала их разговор о том, что балетом я больше заниматься не смогу, так как я стала полновата и тяжела для парных занятий. Меня это очень задело. Да и мальчики в классе начали задирать меня: то пончиком обзовут, то коровкой. Я абсолютно не была толстой. Просто, если делать паузы в занятиях и не менять питание, то лишний вес приходит очень быстро. Я уже начала себя стесняться, несмотря на то, что выглядела лишь чуть полнее. В старших классах у меня началась депрессия и навязчивые мысли, что я толстая, некрасивая, что должна избегать «вкусной еды». В борьбу с «лишним»‎ весом пошли таблетки для похудения, голодание, физические упражнения. Вес начал уходить, но не смотря на его потерю, я всё ещё была уверена, что толстая.

И в какой-то момент, когда я уже не могла остановится в своем похудении и желании стать стройнее, и вдруг поняла, что попала в психиатрическую клинику. Естественно я была против такого расклада, так как не видела у себя проблемы. Я даже написала довольно грозное письмо своему врачу-психиатру, с требованием вернуть меня домой. Я сказала, что я не больна и слишком толстая, чтобы иметь анорексию. Это только продлило сроки моего лечения.

Когда вы заметили изменения в вашей внешности?

Конечно, я заметила в себе некоторые изменения. Сначала я гордилась тем, что слегка похудела. Тогда я отметила изменения в своих пищевых привычках. Но в зеркале, я скорее, видела, что становилась только толще и больше. Моё резкое похудение, заметили близкие, друзья и даже соседи. Поворотным моментом стало то, что моя мать начала беспокоится из-за моей регулярной рвоты.

Читайте так же:   Ночные кошмары у детей - предвестник невроза

Вы говорили о пребывании в больнице…

Меня пыталось лечить много врачей, даже психиатр, который давал мне антидепрессанты. Моими верными спутниками были рвота, голодание и много слабительных. Я была без сил каждый день и иногда даже падала в обморок. В итоге мама отвезла меня в поликлинику в апреле, где мне сделали тесты на Сovid-19, а затем отправили в психиатрическую больницу. Несмотря на то, что мне встретились профессиональные врачи и ко мне было внимательное отношение, все равно, мне было тяжело лежать в «психушке»‎. Казалось, что клеймо будет на всю жизнь. Да и обстановка вокруг была мрачной и неуютной: туалеты без кабинок, стены депрессивного цвета, унылый ежедневный быт. Режим естественно строгий. Возникает вопрос: как можно ускорить выздоровление душевно больного в таком концлагере? Но нужно отдать должное: меня лечили, подбирали эффективные препараты.

Кто вам больше всего помог? А кто наоборот помешал излечению?

Моя семья определенно помогла мне больше всего, и я буду ей всегда благодарна. Но в то время я этого не понимала и была невероятно зла на них. В тот момент меня активно поддерживала моя лучшая подруга Ольга, которая всегда была со мной откровенна, и мы могли открыто обо всем говорить. Конечно, иногда она меня совсем не понимала и не знала, что со мной происходит, но искала способы понять меня и помочь мне. Она была рядом со мной всякий раз, когда другие уходили, (а я потеряла много друзей). Мой бывший парень, с которым я была полтора года, тоже бросил меня в середине января. Потом все стало только хуже. Мой отец меня не понимал и до сих пор не понимает, говорит, что я «страдаю фигнёй» и придумываю себе проблемы. Я понимаю, что каждый из нас вырос в разное время, поэтому я даже не виню его. Но отношения это не улучшило.

Можно ли вообще предотвратить подобное? Например, следить за своим телом и самочувствием?

Чем больше вы зацикливаетесь на своей внешности, тем хуже для вас. По крайней мере, так было со мной. Реже взвешивайтесь, оценивайте себя по внешнему виду, а не по килограммам. Важную роль играет взаимопонимание с родственниками. Общение очень важно, родитель должен создать для ребенка комфортную среду, в которой ребенок может говорить с родителем, о чем угодно и ему не придется бояться реакции на его слова. Даже если ребенок признается в чем-то более серьезном, например, в вызванной рвоте, важно, чтобы родитель не начал кричать на ребенка.
В противном случае ребенок скоро потеряет уверенность и перестанет с вами разговаривать. Это было бы потрясающе, если бы в школах действовали различные программы профилактики пищевых расстройств.

Что вы испытывали, когда проблема перешла в острую фазу?

У меня было много мыслей о саморазрушении, на самом деле и анорексия – это одно большое самоуничтожение. Все мысли в течение дня были о еде и моем теле, это действительно раздражало и было болезненным испытанием. Сейчас их стало меньше. Прежде всего, я думала, что я невероятно толстая, и не заслужила еды, мне нужно было похудеть и голодать. После еды приходило огромное раскаяние, я придумывала способы сжечь эти калории. Когда мама и сестра спрятали мои слабительные и стали постоянно присматривать за мной, я воспринимала все как предательство и, можно сказать, чувствовала ненависть. Постепенно болезнь полностью захватывает вашу голову и делает из вас непредсказуемого монстра.

Читайте так же:   Как с удовольствием просыпаться утром. Советы от бизнес-тренера

От какого воспоминания вам становиться плохо?

Наихудшие воспоминания, конечно, о днях в психиатрической клинике. Когда я там лежала, меня заперли в палате интенсивной терапии на несколько дней. Я была заперта там примерно 10 дней или неделю, я мало что помню, я не понимала времени, потому что у меня не было телефона и часов. У меня была только кровать, стол и стул. Я была там одна целыми днями напролет. Когда я хотела сходить в туалет, мне приходилось стучать в дверь, её открывали и провожали до туалета, который проверяли после каждого использования. Потом они снова забирали меня и запирали. В комнате были камеры, а также огромное окно в комнату медсестры, откуда они могли наблюдать за мной. Так что никакой приватности. Даже в душе, потому что у меня была всего одна минута на принятие душа. У меня не было с собой личных вещей, например, зубной щетки или нижнего белья (только кроссворды, мандалы для раскрашивания и фломастеры).

И только примерно через пять дней после того, как я полностью перестала есть, меня положили под капельницы. Это произошло, когда я встала в туалет, но упала в обморок от истощения и недостатка питательных веществ.

Как сейчас у тебя дела?

Мне определенно лучше физически, я больше не ограничиваю себя в еде, и почти все мои проблемы со здоровьем исчезли. Меня не рвет, и я не использую слабительные. Питаюсь по режиму в определённые часы. Теперь ем, когда голодна. Пока что я общаюсь с психологом, но перестала принимать таблетки. В этом году поступила в консерваторию наконец могу начать учиться снова, ведь в прошлом году мне пришлось бросить обучение. Мои близкие невероятно помогают мне, каждый день напоминая о том, какая я красивая и как сильно они меня любят. Это очень важно для меня. Ведь если в окружении люди, которые принимают такой, какая есть, значит самооценка будет адекватной, человек сам сможет полюбить себя. Поэтому вот мой главный совет: держитесь подальше от людей, которые требуют от вас недостижимого идеала. Это ненужная трата сил. Живите своей жизнью. Не смотрите на других. Цените тело, которое досталось вам.

Интервью с реальными пациентами – это новый формат материалов. Естественно все имена и фамилии заменены, на условные, в рамках личной договоренности. Ваши комментарии помогут выбрать самые интересные темы для публикаций.

С уважением, Евгений Лазарев

психолог Лазарев
Лазарев Е.Н.

Психолог-консультант. Бизнес-тренер. Коммуникации в медицине. Тренинги и вебинары для медицинских центров. Практика – более 10 лет

Оцените автора
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Лазарев Е.Н.